Почему дети болеют раком, или поговорим про рак у детей

Почему дети болеют раком и как понять, что у ребенка онкология?

Почему дети болеют раком, или поговорим про рак у детей

Фото Вячеслав Мельников/Amic.ru

Онкология – это не приговор. Но не дай бог кому-то услышать такой диагноз. В борьбе за здоровье и жизнь приходится терпеть тяжелые, порой болезненные процедуры. Лечение онкологии занимает не один месяц. Иногда речь идет о годах. Не все взрослые способны выдержать подобное испытание. Однако дети, у которых обнаружили онкологию, очень часто поражают своей смелостью и силой.

Детское отделение

Отделение онкогематологии в детской краевой больнице единственное в регионе, где лечат маленьких пациентов. Оно рассчитано на 30 коек. Но сегодня отделение переполнено. Мест хватает всем. Бывает, что детям приходится лежать не в палате, а в игровой комнате. Но это скорее исключение.

За год через отделение проходит около 900 пациентов. Примерно 80-85 человек с первичным диагнозом. Остальные проходят лечение повторно. В Алтайском крае примерно 14-15 человек на 100 тысяч детского населения заболевают онкологией.

За последние 15 лет пациентов стало больше. Наблюдается рост злокачественных опухолей.

В этом отделении проводят практически все виды лечения. Исключение – трансплантация костного мозга. Но нашему региону нет необходимости в таком методе. Не так много пациентов, кому требуется пересадка. Если есть необходимость, то отправляют в Москву. Кроме того, специалисты говорят, что трансплантация – это не гарантия излечения.

При этом у трети маленьких пациентов лейкоз. Также распространенное заболевание – лимфомы. Это системные опухоли, которые поражают весь организм.

Лечение долгое, сложное, гарантии нет. Однако, если говорить только о лейкозе, то ремиссия наступает в 85% случаев. У детских онкологов по всей России есть цель довести эту цифру до 95%. Больше просто не бывает.

После лечения дети находятся на постоянном контроле до 18 лет. Затем они переходят во взрослую поликлинику. Наблюдение у врача должно быть пожизненное. “Шансы, что рецидива не будет, велики. Но и исключить его нельзя. Мы достоверно не можем судить о природе развития рака”, – рассказал порталу Amic.ru заведующий онкологическим отделением для детей Александр Румянцев.

Каким будет исход лечения, зависит от многих факторов: форма болезни, распространенность опухоли, индивидуальная чувствительность ребенка к лечению.

“Все зависит от того, какая опухоль. Есть крайне неблагоприятные в лечении. Они редко встречаются, но крайне тяжело поддаются лечению. И часто не удается достичь результата.

Допустим, это распространенные опухоли головного мозга. Поздно диагностируются, образуются метастазы. Некоторые варианты лейкоза.

Я не буду углубляться в термины”, – добавляет главный внештатный детский онколог Алтайского края.

Как понять, что у ребенка рак?

Онкологические заболевания действительно могут давать симптомы. Заподозрить онкологическую патологию можно благодаря наблюдению у врача-педиатра.

А еще стоит обратить внимание на необычное поведение болезни. На то, что не укладывается в течение обычного ОРВИ. Слишком долго болеет. Или, например, у ребенка кашель, а лечение не помогает. Это заставляет врача-педиатра заподозрить течение чего-то другого. Специальных анализов, которые могут заподозрить рак, нет.

Успех лечения, говорят врачи, зависит от того, когда обнаружили заболевание. Чем раньше поставлен диагноз, тем больше шансов.

“Лейкоз – это треть детских заболеваний. Начинает развиваться в костном мозге. Соответственно, с током крови опухолевые клетки разносятся по всему организму. Конечно, чем раньше диагностировано заболевание, тем успешнее будет лечение”, – добавляет Румянцев.

А вот сказать, в каких районах Алтайского края чаще болеют раком, нельзя. Хотя исследования проводились.

“Я когда-то пытался составить карту и проводить исследование, в каких районах больше болеют, в каких меньше. Но достоверной разницы мы не получили. Возможно, из-за того, что не очень высок процент первичных опухолей. В городах заболеваемость выше, но это оправданно”, – отмечает врач.

Мамочка, не бойся!

В онкогематологии лежат долго. Не один и не два месяца. За это время пациенты, врачи и медсестры привыкают друг к другу. Становятся если не семьей, то друзьями. У отделения есть еще один друг – Ольга Гога. Она руководитель общественной организации “Мать и дитя”.

Много лет она помогает отделению: ищет благотворителей, неравнодушных людей, организовывает сбор денег на нужды детей, родителей и отделения. Помогают в том числе и с помощью благотворительного телевизионного проекта “Надежда на чудо”, где исполняются детские мечты.

“Если мы видим, что ребенок тяжелый, что ему тяжело, то мы спрашиваем, о чем он мечтает. Когда он говорит об этом, когда начинает ждать, он психологически начинает искать в себе резерв ждать этот подарок. Жизненный потенциал приподнимается”, – говорит Гога.

В гости в отделение приходят музыканты, журналисты, актеры, художники. Может прийти каждый. Было бы желание помочь.

Буквально на днях был острый момент: надо было срочно доставить редкий препарат из Москвы. Больница заказала лекарство, и надо было решить вопрос о доставке.

Курьерская служба не подходила – слишком долго пришлось бы ждать. Клич был кинут в социальных сетях: кто летит из Москвы? Но пришлось искать другой вариант: оплатили дорогу папе туда и обратно.

Мужчина утром улетел, в ночь прилетел обратно и доставил лекарство в отделение.

“Был такой случай: мы спрашивали у детей, о чем они мечтают. И взрослый мальчик, подросток сказал, что у него все есть. Но попросил сделать подарок его маме – серьги. Мы кинули клич, но не нашли тех, кто бы мог исполнить желание больного ребенка.

Тогда я сама выбрала украшения. Серьги из серебра с малахитом. И он когда дарил подарок… Надо было это видеть. Мама не ожидала от сына такого поступка. Она просто опустилась на колени и сказала, что она никогда бы себе ничего такого не купила.

Это не первый случай, когда подростки просят подарки для родителей. Даже маленькие дети, когда видят, что мама вот-вот заплачет, успокаивают ее и говорят, что, мамочка, не бойся, все будет хорошо. Понимаете? Это бойцы. Они сильные, смелые.

Такие крохи, а проходят то, через что не все взрослые смогут пройти”, – рассказывает Гога.

О тех, которые ушли

О детях, которых побеждает болезнь, в отделении говорят: уходящие.

“Нельзя привыкнуть к уходу детей. Каждый уход – это кусочек твоего сердца, души. Об этом очень сложно говорить. Тем, кто много лет работает в отделении, невероятно тяжело. Физически и морально.

Потому что идти, улыбаться и знать заранее, что ребенок будет уходить, а мы порой об этом знаем, невероятно сложно. Ты улыбаешься, а внутри все переворачивается.

Единственное – я всегда прошу у Бога: “Господи, если ты уж не даешь жизни, так хоть не мучай”, – рассказывает Ольга Михайловна.

И продолжает: “Мы никогда не забудем детей. Они с нами. Это был 2009 год. На моих руках уходил воспитанник летной школы, где я когда-то работала. Мне позвонили и сказали, что нужна будет помощь.

Илья поступил в училище и на построении упал. Оказалось, что это рак мозга. И вот этот случай я никогда не забуду. Я пообещала Илье, что буду с ним находиться до любого конца: либо выздоровление, либо…

Ну так и получилось: его рука в моей руке”, – продолжает Гога.

“Еще один случай. Ксюша. Они шли с нами давно. А потом мне однажды позвонили и сказали, что девочка экстренно поступила в отделение. Ее спустили после пункции. И она почувствовала меня.

Вы знаете, они действительно чувствуют. Если они даже во сне будут уходить, я четко знаю, они попрощаются. Так вот, Ксюша была еще под наркозом, но мою руку чувствовала. Мы с ней “пообщались”.

В ночь она ушла”, – вспоминает Ольга Гога.

Кто помогает и как помочь?

Вы можете позвонить в благотворительную организацию “Мать и дитя” по телефону 61-62-12 и узнать, какая помощь требуется. Также можно опустить деньги в копилки, которые стоят в магазинах “Новэкс”. Все собранные средства идут на помощь детям.

“Что такое тысяча рублей? Это упаковка памперсов. Химия длится очень долго. И нужны памперсы как для маленьких деток, так и для взрослых. Эта тысяча очень важна. Огромное спасибо тем, кто оставляет деньги.

У нас каждая копейка на счету. И спасибо всем, кто помогает. Все диваны, все столы – это все сделали друзья отделения. СУСК Алтайского края, прокуратура, БЮИ – это тоже наши друзья.

Они уж много-много лет нам помогают”, – рассказала Ольга Михайловна.

Источник: https://www.amic.ru/article/381358/

Детский рак – все о страшном заболевании маленьких людей

Почему дети болеют раком, или поговорим про рак у детей

Рак – это злокачественное образование, происходящие из эпителиальных клеток. К сожалению, онкология у малышей становится частым явлением: из 100 тысяч детей заболевают 20 ежегодно. Врачи утверждают, что в большинстве случаев рак у детей можно вылечить, так как организм и иммунная система детей способна справляться со многими заболеваниями.

В связи с частыми обследованиями онкологию можно диагностировать на начальных стадиях. Но исходя из статистики обратившихся на ранних стадиях составляет примерно 10%, поэтому процент выздоровления значительно уменьшается.

Причины

Многие спрашивают: «Почему дети болеют раком?». Многие утверждают, что в этом виноваты сами взрослые. Те мамы, которые курили и употребляли алкоголь вовремя беременности. Пассивное курение рядом с ребенком просто убивает его. А также стоит упомянуть бешенный технический прогресс, который в общем увеличил количество заболеваний, как у взрослых, так и у детишек.

Причины рака у детей в организме до сих пор до конца не изучены. Факторы способные повлиять на образование в организме карциномы:

  • Нарушение во внутриутробном развитии. Появление у детей аномалий и уродств, возможно развитие раковых клеток на эмбриональном периоде;
  • Генетическая предрасположенность. Виды рака разнообразны и некоторых из них могут наблюдаться в нескольких поколениях.
  • Экология. Всем известно, что экологическая обстановка в России не благоприятная, большая загрязнённость нашей почвы, воды, воздуха дают огромный отпечаток на здоровье, а также на детский рак могут повлиять различные вирусы.

Виды и симптомы

Ранняя диагностика рака способна дать малышу полноценную жизнь. При появлении первых признаков онкологии стоит немедленно обратиться к врачу, а не пытаться лечить самостоятельно. Прежде чем ответить на вопрос — какие есть симптомы онкологии у детей, нужно рассмотреть каждый детский рак.

Лейкоз

По-другому называют белокровие, лейкемия или рак крови. Занимает третье место среди маленьких детей. Изначально раковые клетки вытесняют здоровые, а после и вовсе их заменяют. Нарушается кроветворная функция. Количество незрелых лейкоцитов становится слишком много. Можно диагностировать на обычном клиническом анализе крови. Рассмотрим симптомы рака у детей:

  • Бледность кожных и слизистых покровов.
  • Апатичное состояние.
  • Потеря веса, отсутствие интереса к еде.
  • Отвращение к пище, сопровождающаяся рвотой.
  • Отдышка из-за отека легких.
  • Покраснение на коже, необъяснимые синяки и кровоподтеки.
  • Нарушение координации;
  • Большой живот из-за увеличения внутренних органов (селезёнка, печень).
  • Лимфатические узлы настолько увеличены, что их можно прощупать пальпаторно.
  • Боль в костях (ногах, руках, шеи).
  • Высокая температура.
  • Кровотечения.
  • «Мутное зрение» малыш чувствует, что как будто теряет зрение.

Головной и спинного мозг

Диагностируют в возрасте 5-10 лет. Часто возникает из-за мутации оставшихся эмбриональных клеток в головном и спинном мозге. Эти клетки очень чувствительны к внешним факторам: радиации, экологии, химическим воздействиям и т.д.

Симптомы опухоли головного мозга

  • «Голодная рвота» появляется, когда ребенок не поел и голоден.
  • Дисфункция зрения и нарушение движений.
  • Сильные боли в черепной коробке постоянно усиливающиеся при движении головы и кашле.
  • Судороги.
  • Психические нарушения.
  • Галлюцинации.
  • Абстрагированность от внешнего мира.

Симптомы рака спинного мозга

  • Сколиоз;
  • В месте образований опухоли теряется чувствительность;
  • Расслабление сфинктеров, что приводит к недержанию кала и мочи;
  • Боль по всей спине, утихает, когда ребенок принимает положение сидя, и усиливается, когда ложится;

Опухоль Вилмса

Рак почек диагностируют до 3-х лет. Обнаруживается совершенно случайно, так как почти отсутствуют симптомы.

Симптоматика

  • Болевой синдром не проявляется на ранних стадиях.
  • На последних стадиях появляются дикие боли, так как сдавливают близлежащие органы.
  • Диарея.
  • Исхудание.
  • Повышение температуры.
  • Кровь в моче.

Нейробластома

Наблюдается эта онкология у детей, до 5-ти летнего возраста. Поражает симпатическую нервную систему. Локализация: шея, кости и мягкие ткани, живот, малый таз.

Симптомы

  • Апатичное состояние, не желание что-либо делать.
  • Бледности кожи и слизистых.
  • Усиленная потливость.
  • Боль в костях.
  • Повышенная температура.
  • Может наблюдаться отечность глотки, лица и сильные «мешки» и синяки под глазами.
  • Затрудненное мочеиспускание.
  • Нарушение работы ЖКТ.

Ретинобластома

Опухоль поражает сетчатку глаза, обнаруживают у детей после рождения и до 6-ти лет. Онкологическое заболевание в 5% приводит к слепоте.

Симптомы

  • Гиперемия глаз;
  • Болезненные ощущения в пораженном глазе;
  • Развитие косоглазия;
  • «Кошачий глаз», новообразование выпячивается за границу хрусталика.

Рабдомиосаркома

Карцинома мышечных или соединительных тканей, наблюдают чаще всего у деток всех возрастов, а также младенцев. Локализация: нижние и верхние конечности, мочеполовые органы, голова, шея, реже — тело.

Симптоматика

  • Желтушность кожи, склеры и слизистых тканей.
  • «Глаза на выкат».
  • Воспалительная реакция – припухание в области поражения.
  • Потеря зрения.
  • Рвота.
  • Понос.
  • Боль в области брюшины.
  • Грубый, осевший голос.

Остеосаркома

Поражает бедренные или плечевые кости в подростковом возрасте. Опухоль разрушает основную структуру тканей и кость становится очень хрупким в этом месте.

Признаки

  • Обычно боли в костях усиливаются к вечеру и имеют кратковременный характер, постепенно наблюдаются постоянные боли.
  • Сначала боли не имеют локализацию.
  • На костях появляются шишки.
  • Кость может постоянно ломаться в одном месте.

Саркома Юинга

Выявляют у ребят 10-16 лет. Опухоли находят в верхних и нижних конечностях, реже – в ребрах, лопатках и ключиц.

Симптомы

  • Обычно боли в костях усиливаются к вечеру, имеют кратковременный характер.
  • Резкое снижение веса.
  • Высокая температура.
  • На последних стадиях паралич пораженного участка, характеризующийся сильными болями.

Лимфома Ходжкина

Карцинома лимфогранулематоз, лимфатических узлов и всех лимфатической системы.

Признаки

  • Лимфатические узлы могут появляться в увеличенном виде, а после- исчезать.
  • Слабовыраженные болевые ощущения.
  • Зуд в области поражения.
  • Слабость.
  • Обильное потоотделение.
  • Субфебрильная температура.

Диагностика

Малыши могут себя хорошо чувствовать даже на последних стадиях развития злокачественных опухолей.

Рак при беременности явление редкое, чаще всего встречается у молодых женщин от 15-30 лет.  В таких случаях есть специальные методы лечения, лекарства способные предотвратить развитие рака и сохранить плод.

Матери по отношению к плоду всегда чувствительны на любые изменения в организме. Беременным женщинам всегда стоит обращать внимание на такие симптомы как: частые головные боли, ректальное кровотечения, вздутие живота. Для диагностики использую КТ, рентгенографию и анализ крови на онкомаркеры.

Для выявления онкологии используют следующие методы:

  • МРТ позволяет увидеть даже самую маленькую опухоль, ее форму, степень поражения ближайших тканей.
  • УЗИ проводят для того, чтобы дать общую характеристику внутренним органам и посмотреть на наличие метастазов.
  • КТ (компьюторная томография) позволяет посмотреть на работу органов и найти локализацию опухоли.
  • Анализ крови. В крови обращают внимание на лейкоциты, СОЭ, эритроциты, а также на наличие онкологических клеток. Для профилактики нужно ежегодно сдавать общий и биохимический анализ крови.
  • Анализ мочи. Мочу исследуют на предмет раковых клеток и крови.
  • Биопсия. Берут кусочек опухоли для дальнейшего исследования. Самый точный вид диагностики по результату биопсии назначают лечение, так как данный метод позволяет определить стадию, агрессивность, дифференцировку и т.д.
  • Пункция костного мозга. Применяю при карциноме кроветворных органов.

Лечение

Для удаления опухоли у детишек используют химиотерапию и лучевую терапию, в остальных случаях удаляют операбельно. После окончания одной из выше указанных терапий все равно продолжают лечение, для того чтобы не было рецидива.

На последних стадиях, когда метастазы уже проникли в отдаленные органы и участки тела, используют сдерживающую терапию. Хирургическое вмешательство уже бессмысленно и обычно используют химио- и радиотерапию, для сдерживания зверя. При сильных болях назначают анальгетики и наркотические обезболивающие.

Прогноз

Все зависит от того, когда обратились в больницу, от стадии заболевания и от общего состояния малыша. Детскую карциному вылечить легче, чем взрослую, это оправдывается возможностью реабилитации молодого организма. Риск заболеть не высок.  Были случаи, когда исцеляли на последней стадии опухоли.

Прогноз разных онкологий:

  • Ретинобластома – излечение 100%;
  • Рак костей (Саркома Юинга, Остеосаркома) – 74%;
  • Карцинома мягких тканей – 76%;
  • Опухоль Вилмса (рак почек) – 90%.

(2 5,00 из 5)
Загрузка…

Источник: https://OncoVed.ru/common/detskij-rak-vse-o-strashnom-zabolevanii-malenkih-lyudej

Детский онколог назвала семь симптомов возможной опухоли у ребенка

Почему дети болеют раком, или поговорим про рак у детей

Свечение зрачков в темноте у детей должно насторожить родителей и участкового педиатра, убеждена Светлана Варфоломеева, директор НИИ детской онкологии и гематологии в Национальном медицинском исследовательского центре онкологии им. Н.Н. Блохина. Доктор медицинских наук рассказала в интервью Федеральному агентству новостей, что так называемый синдром кошачьего глаза является одним из основных проявлений рака глазной сетчатки. 

По мнению Светланы Варфоломеевой, наиболее часто встречающиеся признаки онкологических заболеваний у детей совсем несложно запомнить любому родителю и тем более важно знать каждому участковому педиатру. 

«В отношении детей есть очень простая, выпущенная ВОЗ, листовка: есть много вариантов ее перевода, но в целом она совсем несложная. Самое главное в этом вопросе — формирование доверия между врачом и пациентом. Ведь когда ребенок заболевает, родитель, как правило, идет к участковому педиатру», — рассказала Светлана Варфоломеева в интервью ФАН. 

По словам медика, важно, чтобы врач смог грамотно провести опрос родителей и осмотреть ребенка. 

«Основное, с чем мы рекомендуем обращаться, — это непонятное ухудшение состояния здоровья ребенка. И дальше врач формирует тот набор вопросов, которые связаны с выраженностью тех или иных симптомов, вызывающих настороженность в отношении рака», — пояснила врач. 

Первый симптом, который насторожит грамотного педиатра, — потеря ребенком массы тела в течение нескольких последних месяцев. Вторым опасным сигналом могут быть болевые ощущения. 

«Особенно нас интересует болевой синдром в области суставов и трубчатых костей. Это может быть связано как с развитием костных и мягкотканных сарком, так и с производством большого количества бластных опухолевых клеток при лимфобластном или миелобластном лейкозе, например», — рассказала профессор. 

Появление рвоты по утрам на фоне головной боли или без нее может сигнализировать о появлении и развитии у ребенка опухоли мозга. 

«Обычно ребенка рвет утром, когда он просыпается, чаще всего на фоне головной боли или — если ребенок маленький — на фоне увеличения размеров головы», — добавила собеседница ФАН.

Еще одним поводом насторожиться для родителей и педиатра должны стать длительные, повторяющиеся, не локализованные в конкретном месте и не связанные с приемом пищи боли в области живота. 

«Болевой абдоминальный синдром — самая частая жалоба у ребенка. Очень часто маме сложно без внимательного расспроса грамотного врача понять, почему он болит. Потому что для этого есть миллион причин», — отметила врач. 

По словам руководителя НИИ детской онкологии и гематологии, они проводят специальное обучение участковых педиатров, чтобы они могли грамотно расспросить родителей и сделать выводы даже при такой, казалось бы, обыденной жалобе, как боли в животе. 

«Участковый педиатр должен принять правильное решение о том, что делать дальше. Нужно сделать ребенку гастроскопию, нужно оставить его в покое или отправить его к психологу, потому что это психосоматика, или ребенку надо делать УЗИ, потому что мы можем предположить наличие какого-то дополнительного образования», — добавила Варфоломеева. 

Другой очевидный признак, который может оказаться проявлением опухоли, — это наличие любого объемного образования на теле ребенка.

«Самый частый симптом описан еще в старых учебниках: обычно нарисован стоящий в тазу младенец с поднятой вверх рукой, которого моет мама — она проводит по передней брюшной стенке, по животику, и пальпирует крупное образование. Так чаще всего выглядит запущенная стадия опухоли почки», — рассказала онколог. 

Еще одним симптомом, который может свидетельствовать не только о злокачественных опухолях, но и в целом об опасных для здоровья ребенка состояниях, является так называемый геморрагический синдром. В этом случае на теле пациента появляются множественные синяки или сыпь, особенно в местах сдавливания, например в зоне ношения ремня. 

При этом директор НИИ детской онкологии и гематологии отметила, что часто ребенок поступает в стационар на скорой помощи, когда симптомы заболевания уже проявляются интенсивно и значительно ухудшают общее состояние.

В подавляющем большинстве случаев, по мнению врача, это вызвано не тем, что родители не заметили подозрительных изменений, а тем, что вовремя не были проведены необходимые осмотры и обследования.

Иногда родственники просто боятся предположить самое страшное. 

«Совершенно точно могу вам сказать: если вы подниметесь в отделение, где лежат дети с опухолями костей, примерно 100% родителей вам скажут, что перед этим была какая-то травма или удар, — заявила Светлана Варфоломеева. — Никаким образом развитие опухолей костей не связано с травмами. Никаким вообще. Но мы все хотим найти какое-то объяснение, нам надо с чем-то это связать».

На примере шишки на ноге Светлана Варфоломеева также описала несколько типичных вариантов дальнейшего поведения родителей. 

«В лучшем случае они дойдут до врача, который посоветует сделать рентген. И тогда грамотные родители, которых, к счастью, большинство, идут, делают, узнают о диагнозе, и дальше начинается история борьбы с опухолью. Но некоторые говорят, что рентген — это опасно, это лучевая нагрузка, поэтому мы делать не будем», — пояснила профессор. 

В менее благоприятных вариантах развития событий родители могут отложить визит к врачу до своего отпуска, каникул ребенка или вообще на неопределенный срок. В самом худшем случае шишку на ноге мама начинает лечить нагреванием, тем самым стимулируя рост опухоли. 

Между тем, доля пациентов, завершающих лечение с устойчивой ремиссией, то есть когда опухоль ликвидирована и в течение пяти лет не появляется вновь, сегодня в НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ онкологии им. Н.Н.

Блохина неуклонно растет и в некоторых разновидностях болезни сегодня составляет 90%. Это значит, что 9 из 10 заболевших раком детей выздоравливают.

При этом одним из факторов, определяющих успешность лечения, остается ранняя диагностика. 

«Диапазон симптомов очень большой, вопрос в том, чтобы семья: а) пришла к врачу; б) чтобы врач грамотно оценил неспецифичность и разбросанность симптомов; и в) чтобы он направил пациента по правильному пути», — подытожила медик.

Ранее Светлана Варфоломеева в интервью ФАН назвала основные причины детского рака и рассказала, почему не всегда есть необходимость собирать деньги на лечение детей за рубежом.

Источник: https://riafan.ru/1200123-detskii-onkolog-nazvala-sem-simptomov-vozmozhnoi-opukholi-u-rebenka

Дети против рака

Почему дети болеют раком, или поговорим про рак у детей

Рак убивает больше людей, чем СПИД, малярия и туберкулез, вместе взятые. Каждый год в России от онкологии умирают около 300 тысяч человек. И каждый год этот диагноз получают несколько тысяч детей.  

“До сих пор жив миф, что детский рак можно лечить только за границей, — говорит Дина Корзун, одна из учредителей благотворительного фонда “Подари жизнь”. — Это неправда, у нас есть врачи международного уровня”. Другое дело, что в больницах не всегда хватает мест.

Дина знает, о чем говорит: “Подари жизнь” уже более десяти лет помогает детям с онкогематологическими и иными тяжелыми заболеваниями. В России есть государственные клиники, где детский рак лечат успешно и бесплатно. Но, чтобы попасть в них, часто нужно отстоять очередь, а время работает против пациентов.

В некоторых случаях больным необходимы особые лекарства, на которые у родителей не хватает денег. Их помогают собирать благотворительные фонды — и снова время предательски помогает болезни.

Мы поговорили с семьями, знающими о детской онкологии не из СМИ. Два наших героя победили рак, еще одна героиня борется с ним прямо сейчас. Они и их родители точно знают: это всего лишь болезнь, которую можно вылечить.     

Тамара проходит химиотерапию с сентября прошлого года. Сначала лечилась в Оренбурге — туда ее отправили из родного села Тоцкого. В январе девочку перевезли в Москву, в клинику имени Димы Рогачева. У Тамары пока не выпадают волосы, но мама остригла ее заранее. Тамара знает, что ей предстоит: эта битва с раком для девочки — не первая.

Клиника имени Димы Рогачева — огромное разноцветное здание, словно собранное из конструктора “Лего”. Внутри — яркие стены, а на них — рисунки в рамках. И максимальная стерильность: чтобы пройти в отделение, нужно надеть сменную одежду, обувь и медицинскую маску.

А еще здесь повсюду висят флаконы с жидкостью для стерилизации рук. У детей, проходящих химиотерапию, сильно снижен иммунитет, поэтому любые меры предосторожности оправданны. Если бы не они, клиника больше походила бы на детский лагерь, чем на больницу.

Ее создатели хотели, чтобы детям здесь было максимально комфортно и не страшно. Клиника названа именем мальчика, лечившегося от рака. В 2005 году он написал президенту Владимиру Путину, что хочет поесть с ним блинов. Встреча состоялась, и во многом благодаря ей удалось построить современный медицинский центр.

Дима умер в 2007 году. А в клинике его имени уже шесть лет спасают детей. Здесь установлено лучшее оборудование, покупку которого профинансировал фонд “Подари жизнь”.

Он и сейчас помогает маленьким пациентам, например, оплачивает лекарства, которые не входят в квоты, и ищет доноров, которые безвозмездно приходят сдавать кровь для детей. А волонтеры стараются сделать так, чтобы ребятам было здесь чуть веселее и спокойнее.

Клиника имени Димы Рогачева хороша всем. Но на всю Россию она такая — одна. Сюда поступают дети со всех регионов страны с самыми сложными случаями. У Тамары как раз такой.

У болезни, от которой лечится Тамара, сложное название — острый лимфобластный лейкоз. Обыватели называют ее проще — рак крови. Впервые этот диагноз девочке поставили четыре года назад, в 10 лет. Практически случайно: сдали кровь “на всякий случай”, и анализы оказались плохими.

Дальше — реанимобиль до Оренбурга и год химиотерапии. Мама Тамары Наталья не рассказывала дочке, чем она болеет на самом деле. Девочка думала, что у нее грипп. В Оренбурге ее облучали: надевали маску, клали на кушетку и помещали в специальный аппарат. Через год рак отступил, мать и дочь вернулись домой.

В сентябре 2016 года произошел рецидив.

Осенью девочку лечили в Оренбурге, но войти в ремиссию так и не удалось. Позже в Москве выяснилось: этот тип лейкоза не поддается стандартной химиотерапии. Чтобы спасти девочку, нужен особый препарат, который не входит в стандартную квоту лечения. 25 упаковок. Почти 2 млн рублей.  

В палате Тамары есть телевизор, кровать, раскладное кресло, шкаф и санузел. Наталья спит здесь же, ставя на ночь раскладушку. Если бы не капельница, комната была бы похожа на номер в хорошей гостинице. Капельница к девочке присоединена круглосуточно.

Когда доза препарата заканчивается, приходит медсестра и что-то меняет. Тамара пока хорошо переносит терапию: болит голова, но силы есть и на то, чтобы гулять по коридору — вместе с капельницей, конечно, и на то, чтобы учиться (преподаватели приходят к ней прямо в палату).

Четыре года назад химия ей далась гораздо тяжелее. 

“Мы знали, что будут выпадать волосы, постриглись сразу, — говорит Наталья. — И когда в первый раз болели, тоже сразу постригли. Волосы были до пояса, она любит длинные. Но мы не жалели — отрастут. И будут еще лучше, чем прежде”.

Родители часто говорят о своих детях “мы”, но здесь это воспринимается по-особенному. Мама проводит с дочкой круглые сутки, делит с ней больничную палату и приносит из столовой еду. Только вот химиотерапию разделить не может. “Она одна у нас, никого больше нет”, — говорит Наталья. За полчаса разговора у нее в глазах несколько раз появляются слезы, но она сдерживается.  

Тамаре мама про рак так и не рассказала: девочка догадалась, погуглив свои симптомы и способы лечения. Сейчас она хочет одного — поскорее вернуться домой. А пока смотрит мультики, рисует и часто играет с младшими пациентами. “Когда-то она говорила, что вырастет и станет воспитателем, — вспоминает Наталья. — Может, передумает. Пройдет через все и будет врачом”. 

Если вы хотите помочь Тамаре, отправьте SMS на короткий номер 6162. Текст SMS — сумма и слово “Тамара” (например, “500 Тамара”). Доступно абонентам “Мегафон”, “МТС”, “Билайн” и “ТЕЛЕ2”. Сумма пожертвования может быть любой. Не думайте, что от ваших 100 рублей ничего не изменится. В фонде не раз проверяли: из небольших сумм складываются миллионы.

Также пожертвование можно сделать на странице Тамары на сайте фонда “Подари жизнь”.

О других способах помочь можно узнать на сайте фонда.

Тане 18 лет. Она студентка, вышивает крестиком, у нее румяные щеки и темные волосы до плеч. Всего пять лет назад Таня была лысой, весила 38 килограммов и почти не могла ходить после сеансов химиотерапии.

Тане диагностировали рак крови летом 2011 года, когда ей было 12 лет. Девочка переболела ангиной и сдала анализы, результаты оказались плохими. Семья не насторожилась: после болезни организм мог восстановиться не сразу.

Но повторный анализ снова оказался плохим. “Гематолог посмотрела меня и сказала папе: “Ничего хорошего не ждите”. Вернулись домой, вызвали скорую”.

Так Таня попала в Морозовскую больницу — одну из крупнейших детских клиник в Москве.

Каково лежать в больнице, когда тебе 12 лет и ты сражаешься с одной из самых опасных болезней? Таня говорит, что у нее не было ощущения борьбы за жизнь. Зато постоянно болела голова, и даже от включенного света было некомфортно: организм очень плохо реагировал на химию. Таня ничего не хотела, лежала, отвернувшись к стенке. Маме, лежавшей в больнице с дочерью, тоже было непросто.

У Ирины, Таниной мамы, медицинское образование. “Я понимала, чем это грозит, — говорит она. — Поначалу у меня была паника и истерика. В больнице я смотрела на родителей других пациентов.

Они общались, смеялись… Когда я это увидела впервые, подумала: “Как можно смеяться в таком состоянии? Чему можно радоваться?” Но потом поняла, что так это легче пережить”. Родители поддерживали друг друга как могли. Вечерами, уложив детей, пили чай где-нибудь в коридоре.

Ирина очень благодарна всему медперсоналу Морозовской больницы: врачи не только были внимательны к детям, но и помогали взрослым не показывать сыновьям и дочерям своих переживаний. 

В больнице Таня провела около семи месяцев, потеряв 18 килограммов веса. В 13 лет она выглядела скелетиком и не могла ходить: из-за отсутствия движения атрофировались мышцы. Чтобы восстановиться, надо было гулять. Мама выносила дочь из палаты на плечах, сажала во дворе в коляску и везла на прогулку, иногда уговаривая встать.

“Она пять шагов проходила и говорила: “Мам, я не могу, устала”. Я снова ее сажала в кресло. Потом говорила: “Тань, отдохнула? Давай еще немножко”. Она вставала и, держась за коляску, делала еще пять шагов”. Однажды даже удалось дойти от отделения до ворот больницы. Здоровый человек не замечает, как проходит это расстояние.

Для Тани же это был огромный прогресс.

Организм переносил химию настолько плохо, что оставшийся курс пришлось отменить. Таня вернулась домой, но проще не стало. После химиотерапии у пациента сильно ослаблен иммунитет. Из дома нужно убрать ковры, книги и домашних животных, даже аквариум с рыбками: везде могут быть грибки и аллергены.

Нужно убираться в доме по несколько раз в день. Нельзя пользоваться общественным транспортом, а гулять на свежем воздухе необходимо: только так можно восстановить силы и иммунитет. Путь от дома до набережной, который обычно занимает пять минут, мать и дочь осилили за полчаса.

На все прогулки брали таблетки и градусник. 

Таня, как могла, продолжала учиться — на дому, по Skype и учебникам. “Ей было тяжело, — вспоминает Ирина. — И вроде бы нагружать ребенка лишней учебой было ни к чему. Но я понимала, что ей надо учиться, чтобы чувствовать, что жизнь идет своим чередом”. В 2013 году стало ясно: болезнь отступила.

Таня вернулась в девятый класс. Со временем и контакты со сверстниками восстановились, и волосы отросли. “Хотелось обратно длинные волосы, мне короткие не нравились, — рассказывает Таня. — Хотя, когда я лежала, меня не волновало, как я выгляжу. Слишком плохо было физически.

Лежала и думала: “Когда же лучше станет”.

Только победив рак, Таня осознала, как высоки были ставки в этой борьбе. “Но я и сейчас не считаю это большим геройством, — говорит она. — Это просто болезнь, которую надо пережить”. Сейчас в ее комнате есть и книги, и вышитые ею крестиком картины, и даже маленький аквариум с рыбкой. Больше они ей не страшны. 

Артему было 12 лет, когда у него начались сильные головные боли, а один глаз стал косить. “Мы обошли много поликлиник, в том числе платных, — рассказывает Юлия, его мама. — И везде говорили: “Да что вы к ребенку привязались, у него переходный возраст”.

Врачи твердят: ранняя диагностика спасает жизни, и многих людей не удается вылечить лишь потому, что они тянут с походом в клинику до последнего. Юлия водила сына по всем врачам — от терапевта до иммунолога. Пока наконец доктор в районной люберецкой поликлинике, куда Артема привели с симптомами ротавирусной инфекции, не отправила мальчика на немедленную госпитализацию и МРТ.  

Впоследствии специалисты говорили: врачам, отправившим Артема на МРТ, надо поставить памятник — еще немного, и время было бы упущено. Мальчика отправили в клинику Бурденко и вскоре прооперировали.

Сыну Юлия сказала, что это операция от косоглазия. Это была почти правда: опухоль действительно давила на глаз изнутри, заставляя косить. О том, что у него онкология, Артем позже догадался сам.

А незадолго до операции он перестал узнавать родных и вообще не понимал, что происходит.

После операции Юлия кормила сына с ложечки и заново учила его ходить. Заставляла подниматься, чтобы не атрофировались мышцы. Потом была лучевая терапия в другой больнице.

Обычно для нее детей кладут в стационар, но для этого нужно дождаться своей очереди. “Мы решили: пусть наше место отдадут какому-нибудь другому ребенку, приехавшему издалека”, — рассказывает Юлия.

Она возила Артема на терапию каждое утро в течение месяца. Из Люберец на “Калужскую”. “Как на работу”, — смеется она.

В Морозовскую больницу Артема положили в конце декабря. Предстояло четыре курса химиотерапии. “Это отвратительное состояние, — вспоминает Артем. — Есть совсем не хочется, рвет каждые полчаса. Хотелось проспать все лечение, а потом проснуться и поехать домой”.

Юлия признается: с самого начала в ней была уверенность, что все кончится хорошо. “Врач мне сразу сказала: “Здесь — никаких слез. Выйдете из больницы — рыдайте сколько угодно. Но если вы сейчас себя распустите, то ребенка потеряете”, — вспоминает она.

Очень поддерживал фонд “Подари жизнь” — и его волонтеры, пытавшиеся сделать так, чтобы лежать в больнице было веселее, и люди, жертвовавшие через SMS деньги на лечение Артема. “Вся Россия нам помогала, — говорит Юлия. — Эти SMS — 30, 40 рублей… Дело не в сумме.

А в осознании того, что еще один человек стал ближе”.

Артем уже два года в устойчивой ремиссии. Он учится в кадетском классе и занимается вокалом. Говорит, что в будущем хочет защищать родину. А может быть, стать звездой, чтобы приходить поддерживать больных детей в больницу — как когда-то приходили к нему по просьбе “Подари жизнь” актеры и музыканты.

Он теперь точно знает: рак можно победить. Главное — не сдаваться. “Надо понять, что ты не один борешься с этой болезнью. Что тебе все помогают, — уверен он. — Даже если человек не может отправить деньги, но сопереживает, — это уже помощь”. А Юлия сейчас часто отправляет деньги на лечение больных ребят.

“Никогда не надо терять веру”, — говорит она.

Источник: https://tass.ru/spec/children_cancer

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.